Igor 2017

igorkorshunov


Северный Кипр - затерянный рай


Previous Entry Share Next Entry
Одна маленькая, но очень гордая птичка…
kyrenia harbour 1
igorkorshunov

Вышла статья о Северном Кипре в "Независимой Газете".

Кипр, вернее, его южная часть – Республика Кипр, где живут греки, давно освоена нашими туристами и бизнесменами. В турецкую часть острова россияне не часто приезжают. А зря, убеждена Ольга, студентка из Белоруссии, которую я встретил на очаровательной набережной приморского города Кирении. Представьте ресторан, где столики стоят прямо у бухты, заполненной яхтами и рыбацкими шхунами. Хозяин ресторана, видно, немало заплатил за то, чтобы так удачно расположить свое заведение. С одной стороны – высокие стены средневековой крепости, с другой – вид на море.

 

Ольга учится в университете, а их в стране с населением всего 260 тыс. человек - шесть. Изучает модную и пользующуюся спросом дисциплину – администрирование бизнеса. Но когда есть возможность, подрабатывает гидом. Турецкая часть острова, говорит она, просто нашпигована средневековыми крепостями, руинами римских или древнегреческих поселений.

 


Венецианский мавр у полосы отчуждения
 
Пожалуй, самая знаменитая из этих достопримечательностей – «замок Отелло». В пьесе Шекспира мавр Отелло был венецианским командиром, которого «начальство» послало на Кипр. Начиная со второго акта, действие происходит в морском порту на Кипре и в зале замка.

 

Конечно, Шекспир никогда не бывал на Кипре. Но он мог слышать о сэре Христофоре Моро, губернаторе Кипра в начале 1500 -х годов. Его жена погибла, возвращаясь домой с Кипра. Сэр Кристофер не был мавром, но его фамилия по созвучию с латинскими и греческими словами, означавшими «темный», возможно, навела драматурга на мысль сделать главным героем мавра.
 
Есть и другая версия. Прообразом Отелло якобы послужил венецианский офицер Франческо де Сесса, служивший на Кипре. Его за темный цвет кожи прозвали «Иль Моро». Этого воина Венеция наказала ссылкой на Кипр за неизвестный проступок.
 
Как бы то ни было, произведение Шекспира будоражит воображение туристов. Они бродят по цитадели, которая еще до завоевания Кипра венецианцами должна была защищать от врагов город Фамагусту и его бухту. Для обороны порта использовалась металлическая цепь, которую протягивали между башнями крепости, возведенной вдоль берега.

Впрочем, часть древней Фамагусты не доступна для посетителей. Это пригород-призрак, памятник трагическим событиям 1974 года, когда в ответ на попытку греческих националистов-киприотов и «черных полковников», правивших в Афинах, присоединить остров к Греции на Кипр ввела войска Турция. Греки, населявшие этот фешенебельный район (его назвали Вароша), бежали. И сегодня сверкающие на солнце белоснежные дома-башни остаются необитаемыми.

Более зримого символа трагедии, постигшей разделенный остров, пожалуй, трудно найти. Фамагуста остается частью буферной зоны, установленной ООН после заключения перемирия. Покинутая часть города контролируется турецкой армией.

 

Вокруг судьбы города-призрака много лет идут переговоры между лидерами Северного Кипра и Республики Кипр. Юг хочет, чтобы покинутый пригород вернули ему. Но греки не готовы принять довод северян, которые утверждают: хотя там жили греки, земля была сдана им в аренду исламским благотворительным фондом. Вопрос пытался решить в 2004 году генеральный секретарь ООН Кофи Аннан. Он предложил создать кипрское федеративное государство на основе двух зон. План был вынесен на референдум. Турки проголосовали «за», греки – «против».
 
Турецкая армия остается на острове. Мне довелось встречаться с ее старшими офицерами на приеме в честь 26-й годовщины Турецкой республики Северного Кипра, отмечавшейся 15 ноября. Вежливый подполковник, отлично говорящий по-английски, назвал мне число турецких солдат, находящихся на острове, – около 30 тыс. На самом деле, даже по данным НАТО, их больше – не менее 35 тыс.
 
Но они присутствуют среди своих соплеменников неназойливо. Турки-киприоты, по словам президента Мехмета Али Талата, считают турецкую армию гарантом своей безопасности. Так оно или нет, но в День независимости тысячи жителей Кирении высыпали на набережную, чтобы полюбоваться высшим пилотажем группы турецких истребителей.
 
 

Впрочем, еще больший энтузиазм, как мне показалось, вызвал марш оркестра, одетого в костюмы армии времен Оттоманской Порты.
 
 

Студентка Ольга говорит, что, отправляясь на Северный Кипр, она опасалась, не будут ли к ней приставать: все-таки восточный народ. Оказалось, преступность здесь – 1%. Ночью можно ходить, никого не опасаясь. Отели в сравнении с Республикой Кипр недорогие, а русским туристам попасть сюда просто. Виз не нужно, даже в паспорте отметку о прибытии пограничники не ставят, чтобы не было сложностей, если гость захочет побывать впоследствии в Греции или в греческой части острова. Правда, прямых рейсов из России нет, требуется лететь через Стамбул.
 
Можно въехать на север через пропускной пункт ООН и из южной части острова, но тогда нужно предварительно обзавестись шенгенской визой. Ведь Республика Кипр со столицей Никосией – член Евросоюза, член ООН. А Турецкая республика Северного Кипра признана только Турцией. Премьер-министр Дервиш Ролу, отвечая на вопрос «НГ», сравнил свою страну с Южной Осетией и Абхазией.
 
Как видно из выступления премьера на пресс-конференции, все трудности Северного Кипра проистекают из того, что он не признан ООН, северным киприотам дали только права меньшинства. На них не распространяются льготы от вступления Кипра в ЕС. Морские порты севера объявлены Никосией закрытыми для всех судов. Южный Кипр, по словам премьера, установил эмбарго на экспорт товаров с севера в другие страны; используя влияние греческой диаспоры на Западе, возвел преграды на пути иностранных инвестиций на севере.


Играть можно только иностранцам

Но, несмотря на эмбарго, любому приезжему видно, что страна не бедствует. Самые знаменитые транснациональные корпорации здесь представлены: Citroen, Toyota, Samsung, работает отделение британского банка HSBC. Правда, MacDonald’s действует под вывеской Big Mac.
 
Об уровне жизни говорит такая цифра: на 1000 жителей приходится 524 легковых автомобиля. Доход на душу населения превышает 15 тыс. долл. в год. А 26 лет назад, когда была провозглашена республика, он равнялся всего 1305 долл. Растет туризм: в прошлом году приезжали более 300 тыс. человек.

 

Без духа предприимчивости северяне не смогли бы достичь многого. Попал в блокаду – умей вертеться. Очевидно, исходя из этой установки, правительство разрешило открыть казино. Их на маленьком клочке суши 26. Я зашел в «Золотой тюльпан». Не для того чтобы поставить на кон свои кровные, а чтобы узнать у директора Нури Туфетьера, не пробуждает ли его заведение нездоровые инстинкты у соотечественников.
 
Нет, не пробуждает, ответствовал директор. Ведь «аборигенам» делать ставки запрещено. Тем не менее, зал был полон, рулетки крутились, карты сдавались. Кто же играл? Греки с юга и турки, приехавшие с материка. Короче, иностранцы.

Республика просто с выгодой воспользовалась конъюнктурой. На греческом Кипре казино запрещены, в Турции – тоже. Вот любители рискнуть и едут на север.


?

Log in

No account? Create an account