?

Log in

No account? Create an account
Igor 2017

igorkorshunov


Северный Кипр - затерянный рай


Previous Entry Share Next Entry
Интервью с Рауфом Денкташем - продолжение
president's palace
igorkorshunov
- В период Вашего пребывания на посту президента и в настоящее время имеют ли место контакты с российской стороной? На каком уровне проводятся подобные мероприятия? И кроме того, какие экономические возможности несет в себе ТРСК для российских инвесторов?

«Российские инвесторы стали проявлять все больший интерес к ТРСК.»

Денкташ: Наши контакты осуществлялись по каналам советских, а затем и российских послов на Кипре. В прежние времена нас периодически посещали советские государственные деятели. Сократились, однако полностью не прервались наши контакты с вышедшими на пенсию русскими дипломатами. В последнее время мы видим, что российские инвесторы стали проявлять все больший интерес к Турецкой Республике Северного Кипра. Если будет отменено эмбарго и откроются прямые авиарейсы, это несомненно приведет к взаимной выгоде двух сторон в туристическом секторе.
Известно, что русские инвесторы проявили интерес к строительству крупного отеля в регионе Карпас. Для русских Кипр может стать наиболее удобной точкой для дальнейшего продвижения в Европу и Африку.

- Часто проводят параллель между проблемой Южной Осетии и кипрским вопросом. При этом отмечают ряд важных схожих моментов. Как Вы смотрите на осетинскую проблему? Полагаете ли Вы, что она имеет какое-либо значение для Кипра?

«ТРСК заслуживает признания не меньше, чем Южная Осетия».

Денкташ: Осетинский вопрос, точно так же, как и кипрский, возник в стране, где проживает две различных нации, одна из которых стремиться к господству над другой и/или не признает их равенства. Принципиальная же разница заключается в том, что в соответствии с международными соглашениями Республика Кипр изначально возникла не как унитарное государство, а как федеративное государство двух равных народов, которые должны бы были на партнерских началах сотрудничать в его управлении. Два отдельных народа, самостоятельно выбирая своих представителей в органах власти, должны были формировать общее правительство. Подобное разделение предполагалось во всех эшелонах государственной власти и на всех уровнях кадрового состава. Присоединение Кипра к Греции, которое явилось причиной ухудшения отношений двух сторон, и как реакция на эти действия – Таксим – были запрещены. Прибегнув к методу террора, греческая сторона нарушила данное соглашение. Продолжавшиеся 45 лет мирные инициативы в результате закончились неудачей, поскольку греческие киприоты на пути воплощения идеи Энозиса продолжают попытки подчинить себе весь остров, поставить турецкий народ в статус меньшинства и избавиться от гарантов и самой системы гарантий, представляющих основу режима партнерства.
В то время как турецкая сторона проводит поминальные церемонии по погибшим солдатам, похороненным в братской могиле, греческая сторона приветствует своих так называемых «героев», совершивших это варварство. Греческое руководство отрицает все совершенные греками в период с 1963 по 1974 г. действия и по-прежнему утверждает, что «кипрский вопрос возник в связи с вторжением 1974 года». Чехословакия разделилась мирным путем. В то время как Республика Косова была признана США и другими государствами, Путин, обращаясь к США, спросил, почему же они не признают ТРСК, указав при этом на то, что США используют тактику двойных стандартов. Но, к сожалению, даже Россия, признавшая независимость Южной Осетии, сама ведет политику двойных стандартов. Россия настояла на непризнании независимости ТРСК при всем том, что ТРСК заслуживает признания ее независимости больше, нежели Осетия. Однако был проигнорирован факт существования двух отдельных государств, двух отдельных демократий, так же как и факт проведения греческой стороной на протяжении 45 лет политики превращения Кипра в колонию Греции. Греческое руководство, на протяжении 45 лет не соблюдающее на Кипре права человека, конституционные права и обязанности, пролившее много крови, в соответствии с Конституцией и международными соглашениями даже не имеет права называть себя «законным правительством», но тем не менее воспринимается именно в этой роли. Исходя из такого расклада вещей, кипрский вопрос может быть решен не иначе, как через признание турецкой стороны меньшинством, которое подлежит греческой колонизации.

Но поскольку турецкие партнеры никогда не пойдут на такой шаг, ТРСК, добившись признания, сможет обеспечить свою безопасность и подготовить базу для долгосрочного соглашения, которое бы предусматривало невозможность занятия греками всего Кипра. А разве новый вид партнерства, основанного на нерушимом фундаменте, не является той составляющей, которая будет поддержана всеми, желающими мира и стабильности в регионе?
Невозможно понять, почему США и Великобритания ради своих собственных интересов препятствуют подобным тенденциям, почему признавшая Южную Осетию и обвиняющая США в использовании двойных стандартов Россия, а с ней и Китай, ведут себя так, словно на Кипре проживает только один народ, и этот народ – греки, что по сути является несправедливым по отношению к турецкому народу и его гаранту – Турции. На Кипре нет единого народа, но есть две равных суверенных нации. Нет такого народа, как киприоты. Именно поэтому в 1960 году было создано союзное государство, в котором за сторонами закреплялись равные статус и права. Кипр не принадлежит ни грекам, ни Греции. Он «принадлежил совместно двум народам». После того как греческая сторона нарушила условия сотрудничества, турки-киприоты спустя 20 лет ожидания и попыток восстановить партнерские отношения, основали свое государство, поскольку не имели больше возможности противостоять попыткам греков подчинить себе весь Кипр. Этому государству 25 лет. Кому станет хуже от того, что мир, и прежде всего – США, Россия и Великобритания признают это государство.

- Какую оценку Вы бы дали деятельности на территории ТРСК организаций, которые опираются на поддержку Фонда Сороса и других фондов Евросоюза? В частности, какую роль сыграли эти организации накануне референдума по плану Аннана?

«С помощью денег Фонда Сороса были подкуплены ряд журналистов».

Денкташ: Накануне рассмотрения плана Аннана в ТРСК, словно грибы, массово стали возникать новые объединения. США, отбирая наших людей в группы по двадцать-сорок человек, направляли их в Америку, где для них совместно с греческими представителями проводилось обучение на тему «мира» и внушалось понятие важности того, что прежде всего они являются «киприотами», а не турками. Это проводилось для того, чтобы в дальнейшем эти люди смогли выступать в качестве воспитателей этих идей. Они же, вернувшись на Кипр, на американские деньги основали ряд организаций, посредством которых среди окружающих начали вести пропаганду «мира» и важности восприятия своей нации не как нации турок, а как нации «киприотов». По словам этих людей, в годы плана Аннана их ряды насчитывали десятки тысяч человек. Этим людям было внушено, что с принятием плана Аннана им будет открыта дорога в рай. Они считали, что было ошибочным полагаться на Турцию. Для них важнее было идентифицировать себя не как турок, а как киприотов. США заявили, что на реализацию этих целей ими было выделено 30 млн. долларов. При этом добавили, что не могут дать информацию о скрытых расходах. По каналам представителя ЕС в Турции Мадам Фогг с помощью денег Фонда Сороса были подкуплены ряд журналистов-аналитиков, которые на заказ стали писать статьи в поддержку плана Аннана. Один из главных советников турецкого правительства того периода Запсу утверждал, что сорок лет кипрская политика шла в неправильном ключе, и что «для победы в игре можно жертвовать малыми вещами». В итоге он настроил Турцию в пользу принятия плана Аннана, что длительное время пытались сделать американцы. Результат очевиден! Уже после все сообщили о том, что были обмануты либо греками, либо же США, но вернуть все на прежние места было уже слишком поздно. Накануне парламентских выборов 2009 г. вновь активизировали свою деятельность «лидеры» времен плана Аннана. Вновь начался оборот денег. В этот раз прозвучал призыв «отдать свои голоса тем партиям, которые поддерживают переговоры Талата-Христофиаса». Это как раз то, чем занимаются уполномоченные лица, прибывшие из США и Евросоюза, а также представители Великобритании. Они пытаются запугать народ, говоря: «Если в этот раз договориться не удастся, то нам придется столкнуться с реальностью существования двух государств». Но тем не менее 70-75% нашего населения выступают именно за существование в рамках отдельного государства и продолжение системы гарантий.

Бывшая правящая партия обещала народу «полное членство в ЕС». Но в то же время никто не упоминал о том, что в этом случае наше государство перестанет существовать, какие проблемы нас ожидают, останься мы в Евросоюзе без Турции, и что все предоставленные нам исключительные права одно за другим будут отняты.

В связи с этим обстоятельством потеря голосов бывшей правящей партией на парламентских выборах 2009 г. и победа Дервиша Эроглу на президентских выборах 2010 г. не стали сюрпризом. Избиратели поддержали тех, кто выступает за идею «двух суверенных государств». Это самое точное отражение того, чего в действительности хотят турецкие киприоты. Наша цель – передать лидеру в вопросах демократии – Евросоюзу – послание, которое несут итоги выборов, и заставить его отказаться от мыслей от том, что турецкая сторона желает объединиться.

- В каком направлении развивается кипрский вопрос при учете событий последнего времени? Достигнут ли этап возможного урегулирования или же в ближайшем будущем мир ожидает проблема, решение которой найти будет сложнее? Как, на Ваш взгляд, данный вопрос может разрешиться?

«На Кипре не существует единой нации киприотов».

Денкташ: Как я упоминал выше, переговоры Талата-Христофиаса начались в контексте предусмотренных США условий. Существование ТРСК как государства и наш суверенитет не признавались. Никто не возлагал на уважаемого господина Талата полномочия вести переговоры в таком ключе. Решения парламента ТРСК и Верховного Национального Собрания Турции основывались на принципе «два народа, два государства, две демократии при содействии Турции и ее активном участии в роли гаранта». Переговоры Талата и Христофиаса исходили из принципа «один народ, одно государство». Для нас это, как и 1960 году, было приглашением к совместному проживанию и сотрудничеству под управлением смешанной администрации. Однако ранее отказавшиеся от федеративного принципа устройства государства греки представляют совершенно не стремящуюся к сотрудничеству сторону. Лишь опасения признания независимости ТРСК и тактические нужды Христофиаса заставили его вновь сесть за стол переговоров, но все его старания, как и действия его предшественников, сводились к попыткам избавиться от системы гарантий и присутствия военных и взять под свое управление весь остров. Он перечислил то, чего желала греческая сторона: один народ, одно гражданство, одно государство. Не нужны гарантии. Военных и «переселенцев» отправить в Турцию, а греческое население – обратно на их прежние места. Силу должны будут иметь решения Совбеза ООН и нормы Евросоюза. В случае принятия этих условий господином Талатом подобный шаг означал бы, что для нас настало время покинуть Кипр, либо же что через несколько лет мы вновь окажемся в состоянии войны. Если же в такой ситуации в Турции у власти окажется небезразличное к судьбе Кипра правительство, этот конфликт может перерасти в турецко-греческую войну. Переговоры Талата-Христофиаса ведут нас к уже проверенной модели развития событий, результатом которой явилась гибель многих людей. Нельзя быть такими наивными. Нет смысла заключать еще один схожий договор со стороной, которая в 1960 году, посчитав наши права чрезмерными, нарушила принцип сотрудничества. Принимать во внимание все реалии, значит, пытаться договориться, исходя из этих реалий. Евросоюз нам говорит: «Мы поняли, что было ошибочным делать греческих киприотов членами союза. Однако это обстоятельство уже не может быть исправлено», – и в то же время ожидает, что мы пойдем на заключение соглашения, основанного на их ошибках. Фактом является то, что на Кипре не существует единой нации киприотов, что греки не имеют права владеть всем островом и повелевать турецким населением. Также действительность показывает, что два равных между собой партнера на протяжении 45 лет жили отдельно друг от друга; что уже 25 лет, как существует Турецкая Республика Северного Кипра; что договоренность существует в контексте проживания на разных географических территориях, в подтверждение чего в 1975 году произошел обмен населением; что ТРСК не меньше, чем Косова и Осетия, заслуживает признания; что принятие Турции в качестве полноправного члена Евросоюза является условием принятия ТРСК в союз, что в свою очередь способствует дальнейшему выполнению Турцией роли гаранта и сохранению баланса в турецко-греческих отношениях, установленного в свое время еще на Лозаннской конференции. Иными словами – это существование модели длительного сотрудничества по принципу модели Чехословакии.

Результаты последних парламентских и президентских выборов показали, что население Северного Кипра испытывает потребность в более стабильном договоре, нежели договор 1960 года. Для заключения же стабильного договора требуется такая система государственного устройства, которая подразумевала бы партнерство двух государств. И подобный договор должен стать таким договором, который греческая сторона не сможет разорвать так, как это произошло в прошлом.

- Каким Вы видите будущее российско-турецких отношений?

«Турецкий народ радостно встретил признание Россией независимости Осетии».

Денкташ: Внешняя политика Турции в период Ататюрка опиралась на принцип «Мир на родине, мир в мире». Основой же мира были независимость и суверенитет. Эти принципы должны быть неприкосновенны. Следовательно, в основу турецкой политики ложится принцип взаимодействия с соседями в атмосфере понимания и мира. С такой точки зрения, для поддержания мира и безопасности в регионе в основу должно быть положено сотрудничество Турции с Россией, Китаем и Индией. На товарищество и мирное взаимовыгодное сотрудничество Турции с Россией и другими не должны влиять те обстоятельства, что Турция является членом НАТО, что она «дружит» с Западом и имеет союзников на Западе. Турецкий народ радостно встретил признание Россией независимости Осетии. Турция может играть положительную роль в деле урегулирования отношений и укрепления доверия между Востоком и Западом. Экономическое сотрудничество и постепенное улучшение отношений турецкого правительства с Россией являются положительной тенденцией в вопросе поддержания мира на Земле.

- В Турции в рамках операции под названием Эргенекон было арестовано множество людей, выступавших с антиамериканских и патриотических позиций. Среди них армейские командиры в отставке, действующие офицеры, ректоры, политики, писатели, журналисты, являющиеся выдающимися представителями турецкой интеллигенции. Ранее Вы также заявили, что Вас могут обвинить по делу Эргенекона. Как бы Вы оценили данное судебное разбирательство, привлекающее внимание и российской публики в том числе, как с позиции внутренней политики Турции, так и с точки зрения его международной значимости?

«В судебной системе Турции не должны иметь место методы задержания как в Гуантанамо».

Денкташ: Адвокаты и уважаемые юристы продолжают заявлять, что то правосудие, при котором людей, арестованных в связи с делом Эргенекона, до начала судебного разбирательства над ними держат под арестом по восемь, а то и по десять месяцев, не имеет ничего общего с принципом верховенства закона. Я всей душой поддерживаю эти заявления. Больше нигде в мире, за исключением Гуантанамо, такие методы не применяются и не могут быть применены. Больше нигде в мире не встретить подобное дело. Это дело, уместившееся на тысячах страниц, собрало стольких причастных и непричастных к нему людей. Собранная по этому делу доказательная база опирается лишь на утверждения отдельных лиц и зачастую приукрашена тысячами записей телефонных разговоров, многие из которых не представляют никакой важности.

По моим собственным наблюдениям, вина задержанных (будь то мои знакомые, как гражданские, так и военные) заключается в их участии в митингах в поддержку республиканского строя (Здесь говорится о митингах протеста против правительства, организованных в Турции весной 2007 года в связи с объявлением о выдвижении кандидатуры Абдуллаха Гюля на пост президента. В митингах приняли участие сотни тысяч турецких граждан. – авт.), в их страхе, связанном с возможностью отмены принципа лаицизма, в их приверженности принципам Ататюрка, в том, что они представляют оппозицию правящей партии, которая признана Конституционным судом виновной в нарушении принципа лаицизма. Помимо этого никто больше не может в чем-либо обвинить этих людей, не будучи сам осужденным. Но, к сожалению, то, что еще не подтвердил суд, уже сейчас используется средствами массовой информации против задержанных. Их осуждают в прессе, пытаясь подорвать их авторитет, и никто не может остановить эти псевдоморальные и псевдогуманные незаконные действия. Даже если допустить существование организации Эргенекон, а также то, что её целью является свержение существующей власти в Турции, при всем этом сложно понять, как тем людям могут приписывать произошедшие еще в период предшествующей власти и ушедшие в прошлое убийства. На мой взгляд, этот судебный процесс крайне остро поставил на повестку дня вопрос о судебной системе Турции, о независимости суда, о правах человека и объективности прокуроров. Никто не говорит: «Не судите виновных». Речь идет о том, что подобный судебный процесс является нарушением прав человека и принципа верховенства закона. Что же можно сказать о тех, кто стремится вовлечь в дело Эргенекона Кипр и в особенности – меня? Если же дело Эргенекона – это дело о попытке свержения правительства в Турции, то каким образом к этому могут быть причастны турецкие киприоты? Среди задержанных есть мои знакомые и близкие друзья, как представители гражданского населения, так и военные. Это действительно так. И я верю, что эти люди не виновны. И если же поддержание дружеских отношений с этими людьми трактуется как причастие к их еще не доказанной вине, то я бы назвал это крайне странным с юридической точки зрения заключением. Мы хотим, чтобы это дело как можно скорее было рассмотрено; чтобы было выявлено, кто есть кто на самом деле; чтобы тех, кто даже и не пытается скрываться, судили не под арестом; чтобы был положен конец несправедливости и страданиям людей.
В судебной системе Турции не должны иметь место методы задержания подобные тем, что существуют в Гуантанамо.

Мехмет Перинчек, Ольга Быкова

Источник: Геополитика.ру